Департамент по экономическим и социальным вопросам ООН опубликовал очередной рейтинг стран мира по Индексу готовности к электронному правительству (United Nations e-Government Readiness Index), выходящий каждые два года. В рейтинге 2016 г. Россия опустилась на восемь мест – до 35 из 193 стран по сравнению с 27, которое она занимала по результатам 2012 и 2014 годов. Само по себе снижение не такое большое, однако по оценке ООН это означает прекращение прогресса в развитии систем электронного правительства в нашей стране. Кроме того, занятое Россией 27 место свидетельствует о невыполнении целевого ориентира Стратегии развития информационного общества, утвержденной президентом РФ Владимиром Путиным в феврале 2008 года, согласно которой к 2015 году наша страна должна была занимать место среди 20 ведущих стран мира в международных рейтингах в области развития информационного общества.

Интегральный Индекс готовности к электронному правительству ООН рассчитывается на основе обобщения показателей трех подиндексов: доступность государственных услуг в онлайн-форме, развитие телекоммуникационной инфраструктуры и человеческий капитал. Каждый из них, в свою очередь, оценивается по нескольким параметрам. Максимально возможное значение интегрального Индекса готовности к электронному правительству равно 1 условному баллу.

По результатам исследования ООН, Россия заняла 35 место среди 193 стран, опустившись в общем рейтинге на 8 мест по сравнению с 2012 и 2014 годами. При этом абсолютное значение индекса у России стало равно 0,7215 условного балла против 0,7296, оставшись, впрочем, в категории «высокий показатель», то есть, выше 0,5, но менее 0,75.

Такой результат означает, что место нашей страны в рейтинге электронного правительства ООН снизилось впервые с 2010 года. В период с 2003-2010 годов Россия располагалась в шестом десятке стран рейтинга. Затем, в 2012 году шагнула с 59 на 27 место, которое сохранила за собой и в 2014 году, теперь же потеряла 8 мест.

Кроме того, такой результат не соответствует целевому ориентиру, заложенному в Стратегии развития информационного общества, утвержденной президентом РФ Владимиром Путиным в феврале 2008 года. Стратегия предусматривает, что к 2015 году Россия должна занимать место среди первых 20 стран мира в международных рейтингах в области развития информационного общества. В первой редакции Госпрограммы «Информационное общество (2011 — 2020 годы)», принятой правительством в октябре 2010 года, также содержались цели по местам в рейтингах готовности к сетевому обществу и электронному правительству. Однако они были изъяты из последующих редакций программы, начиная с 2013 года, как и более частные целевые ориентиры из этой сферы, например, доля федеральных и муниципальных госуслуг от их общего количества, по которым возможно получить результат в электронном виде на федеральном и региональных сайтах государственных услуг.

Заместитель директора Департамента внешних коммуникаций Минкомсвязи Анна Ахмадиева в связи с новым исследованием ООН заявила: «Мы следим за самыми крупными рейтингами, которые готовятся по отраслям, курируемым Минкомсвязью России. Однако, прежде всего для нас важны ключевые цели и показатели, которые поставили президент и правительство РФ. Это показатели, закрепленные в госпрограмме «Информационное общество».

В пресс-службе министерства также пояснили, что исключение из госпрограммы показателей долей федеральных и муниципальных госуслуг, по которым возможно получить результат в электронном виде, обусловлено отсутствием нормативной правовой базы, позволяющей представлять в электронной форме результаты подавляющего большинства государственных услуг, носящих информационный характер. Кроме того, по состоянию на начало 2014 года отсутствовали статистические данные о количестве государственных услуг федерального и регионального уровня. А после утверждения правительством Концепции развития механизмов предоставления государственных и муниципальных услуг в электронном виде, которая содержит перечень из 15 федеральных и 20 региональных (местных) приоритетных государственных услуг, потеряли свою актуальность методики расчета показателей, характеризующих долю государственных услуг, результаты которых могут быть получены на Едином портале государственных услуг в электронной форме.

По мнению президента Фонда информационной демократии (ФИД) Ильи Массуха, откат России на более низкие позиций в рейтинге ООН отражает, прежде всего, потерю темпа развития, отсутствие системного подхода в работе отраслевого ведомства.

«Мы наблюдаем смену приоритетов Минкомсвязи – несмотря на усиленную рекламную кампанию электронных услуг и новый дизайн портала госуслуг, количество реально оказываемых услуг уменьшилось, качественного скачка не произошло. Это привело к тому, что уже два года субсидии на развитие информационного общества в регионах министерством раздаются на «старые» услуги, которые были реализованы еще в 2010-2011 годах. Безусловно, это не могло не отразиться на динамике нашего продвижения в рейтинге», — считает Илья Массух.

Руководитель Фонда также подчеркнул, что рейтинг ООН учитывает совокупность факторов, и его показатели отражают процессы развития электронного правительства в комплексе. В определенной мере это критерий эффективности реализации государственной политики в развитии информационного общества.

«Случайного ничего не бывает. Например, лидер текущего рейтинга (Великобритания) имеет свою долгосрочную национальную программу — Digital Britain, принятую еще в 2009 году. Планомерная ее реализации при отсутствии «метаний» привела страну к первому месту в рейтинге 2016 года. При этом каждый год Великобритания стабильно улучшала свои итоговые показатели и место в рейтинге. К сожалению, в результате  изменений, которые вносились в российскую госпрограмму «Информационное общество» начиная с 2012 года, она в настоящее время приобрела вид набора мероприятий, направленных на выполнение отдельных поручений, слабо связанных между собой. Что касается рейтинга ООН, то имеет смысл оценивать не конкретную позицию нашей страны, а отрицательную динамику, которая сигнализирует о системных проблемах и отсутствии прогресса», — убежден Илья Массух.

Директор Центра ИТ-исследований и экспертизы Российской Академии народного хозяйства и государственной службы при президенте РФ Михаил Брауде-Золотарев также полагает, что результаты рейтинга ООН следует оценивать в целом, а его важность состоит в том, что это независимая оценка.

«Что касается различий между странами и занимаемыми ими местами, то при изучении рейтинга видно, что разницы в значениях интегрального индекса между 15 и 50 местами весьма незначительны, и изменение величины индекса для России лежит в области статистической погрешности», — уверен Михаил Брауде-Золотарев.

Говоря об исключении целевых показателей по месту в международных рейтингах из российских госпрограмм развития информационного общества, Михаил Брауде-Золотарева высказал мнение, что высокие места в рейтингах обеспечиваются не этим фактором

«Если нам нужны высокие позиции в рейтингах, следует не включать эти цели в какие-то госпрограммы, а плотно работать с экспертами, составляющими рейтинг. Нужно показывать и разъяснять им реальное положение дел в России с показателями, влияющими на индекс электронного правительства. Возможно, снижение результатов России в рейтинге ООН стало следствием того, что в последнее время такая работа с нашей стороны практически не велась», — говорит директор Центра ИТ-исследований и экспертизы Российской Академии народного хозяйства и государственной службы.

Директор по проектной деятельности Института развития Интернета (ИРИ) Арсений Щельцин не сомневается в том, что в целом Индекс готовности к электронному правительству ООН релевантен реальной ситуации.

«В то же время, специфика Индекса состоит в том, что он очень чутко реагирует на появление в стране-участнице каких-то новшеств, связанных с электронным взаимодействием государства и населения, например, открытием нового сайта госуслуг или новой формы обратной связи для граждан. Хотя в России в последнее время идет последовательный рост эффективности электронного правительства, тем не менее, этот процесс не сопровождается значительными медийными событиями. А в Объединённых Арабских Эмиратах, например, не так давно было введено мобильное приложение на тему электронного взаимодействия с государственными структурами, что, конечно же, нашло отражение в рейтинге», — говорит Арсений Щельцин.

Вместе с тем, по его оценке, несмотря на кажущуюся «высоту» падения нашей страны — 8 мест — разница с «соседями» по рейтингу по-прежнему небольшая.

«Стоит помнить о том, какие страны опередили Россию в Индексе.  Это две группы, которые в предыдущие периоды — 2012 и 2014 — были позади нас. Первая группа — небольшие страны, такие как Лихтенштейн, Монако, Мальта и другие, с которыми Россию сравнить трудно. Вторая группа — это такие страны как Казахстан, Объединенные Арабские Эмираты. Мы немного поменялись местами, и теперь они стоят впереди, но мы по-прежнему ближайшие соседи. Так что это, в принципе, условное отличие», — полагает Арсений Щельцин.

При поддержке: форум о телефонных картах

Оригинал статьи: http://Comnews.ru