Российский телемедицинский консорциум (РТК) создал рабочую группу, которая в течение недели представит рекомендации по законодательному и нормативно-правовому обеспечению телемедицинских систем. В частности, РТК будет рекомендовать объединить в один документ два ныне существующих законопроекта об оказании услуг телемедицины, один из которых подготовлен Минздравом, а другой — представителями интернет-сообщества. Рабочую группу возглавил член Совета РТК и председатель Совета директоров НПО «Национальное телемедицинское агентство» Михаил Натензон.

Как рассказал корреспонденту ComNews директор Федерального исследовательского центра «Информатика и управление» РАН и исполнительный секретарь Национального телемедицинского агентства Игорь Соколов, в течение этой недели рабочая группа подготовит проект рекомендаций по внесению корректировок в законодательное обеспечение телемедицинских систем. «Мы будем рекомендовать объединить законопроекты Минздрава и интернет-сообщества в один документ», — отметил он по итогам Круглого стола по законодательному и нормативно-правовому обеспечению телемедицинских систем, организованного РТК совместно с Торгово-промышленной палатой РФ.

Напомним, в России существует два законопроекта об оказании услуг телемедицины. Один из них разрабатывает Минздрав. Этот документ вносит изменения в законы «Об основах охраны здоровья граждан в РФ», «О наркотических средствах и психотропных веществах» и «Об обращении лекарственных средств». В апреле этого года ведомство разместило документ для обсуждения на сайте правовой информации regulation.gov.ru. 1 сентября завершилось публичное обсуждение этого проекта.

Другой документ разработал Институт развития интернета (ИРИ) при участии Фонда развития интернет-инициатив (ФРИИ) и интернет-компании «Яндекс». Он вносит изменения в законы «Об основах охраны здоровья граждан в РФ» и «О персональных данных». 30 мая этого года председатель комитета Госдумы по информационной политике, информационным технологиям и связи Леонид Левин внес его на рассмотрение парламента. Законопроект ожидает первого чтения после проведения депутатских выборов.

Оба документа вводят понятие телемедицинских технологий, однако предлагают разные пути их применения. Согласно документу, представленому Минздравом, врач не может онлайн выписать пациенту рецепт, поменять дозу препарата или устанавливать и изменять диагноз. Он имеет право провести «консультации по вопросам профилактики, диагностики и наблюдения за состоянием здоровья пациента» и принять решения о необходимости явки пациента в медучреждение.

Как отметил в беседе с корреспондентом ComNews заместитель директора ФРИИ по правовым вопросам и инициативам Искендер Нурбеков, законопроект, предложенный интернет-индустрией, носит более гибкий характер. Документ предлагает установить рамочное разрешение на оказание любых медицинских услуг пациентам с применением телемедицинских технологий, но со специальной оговоркой. Врач сможет оказывать услуги пациентам дистанционно, но только в тех случаях, которые оговорены Минздравом в подзаконных актах. Причем эти акты нужно разрабатывать уже сейчас, а не после принятия закона о телемедицине, чтобы процесс разработки этих документов не затянулся.

По словам Искендера Нурбекова, именно Госдуме предстоит решить, объединить эти два законопроекта в один и как именно это сделать. Со своей стороны, интернет-индустрия готова к диалогу с Миндзравом по теме законодательного обеспечения телемедицинских систем. «Мы не хотим конкурировать с министерством, — подчеркнул Искендер Нурбеков. — Мы хотели бы предоставить Минздраву дополнительные полномочия, чтобы он определял, в случае какого заболевания пациент должен явиться на очный прием к врачу, а в каком случае может получить услуги дистанционно».

«Консервативный подход к регулированию таких услуг, предложенный Минздравом, не позволит в полной мере использовать потенциал телемедицины», — говорилось в заключении Экспертного совета при Правительстве РФ, который в июне этого года рассмотрел поправки Минздрава на площадке Открытого правительства.

Необходимость создания нормативно-правовой базы в сфере оказания медицинских услуг с применением телемедицинских технологий назрела давно, но в последнее время приобретает все более масштабный характер. Игорь Соколов напомнил, что Межпарламентская ассамбеля государств-участников СНГ приняла модельный закон о телемедицинских услугах еще в октябре 2010 г. В России же пока законодательно не определен термин «телемедицинские услуги». «Это вопрос государственной важности, и Минздрав занимает здесь активную позицию», — отметил он.

Директор Департамента информационных технологий и связи Минздрава РФ Елена Бойко подчеркнула, что в последнее время Минздрав уделяет особое внимание развитию ИТ в здравоохранении. Но для развития телемедицины нужна готовность отрасли здравоохранения и необходимо нормативно-правовое обеспечение. «Поэтому мы откладывали реализацию закона, пока у медицинских организаций не было необходимых информационных систем. Телемедицина невозможна без электронных медицинских документов», — отметила она.

Заведующая кабинетом телемедицинских услуг в «Государственном научно-исследовательском центре профилактической медицины» Минздрава Татьяна Ваховская отметила, что телемедицина развивается стремительно, но в то же время сталкивается со сложностями. Например, при применении телемедицинских технологий в лечении есть сложности в поставновке диагноза пацинету, если врач не видит пациента. Кроме того, пока не обеспечен формат передачи и хранения информации, полученной при таком приеме. Еще одна трудность заключается в том, что у врача нет уверенности в достоверности представленных пациентом медицинских документов.

Первый заместитель министра здравоохранения республики Татарстан Сергей Осипов посетовал, что в обоих законопроектах нет ничего, что защищало бы положение врача, который ответственен за оказание медицинских услуг. «Кроме того, в документах нет ни слова об ответственности провайдера телемедицинских услуг. Врачей учат в течение многих лет, чтобы они могли точно поставить диагноз, в частности, умели отличать оттенка звука при кашле пациента,  оттенки цвета кожи, по которым можно определить ту или иную болезнь. Но если информационная система визуально передаст искаженные оттенки цвета, то ответственность должны нести ИТ-специалисты, а не врач», — предполагает он.

Напомним, еще в марте 2015 г. президент России Владимир Путин дал поручение Минздраву и органам исполнительной власти рассмотреть предложения ФРИИ по внедрению стандартов дистанционного консультирования россиян по вопросам оказания медпомощи, предусмотрев оплату услуг за счет средств обязательного медицинского страхования (ОМС). Тогда же стартовала работа по подготовке законопроекта по телемедицине, его разработкой занялся ФРИИ при участии ИРИ и «Яндекса».

На первом российском форуме «Интернет экономика», который состоялся в декабре 2015 г. и который посетил глава государства, о телемедицине высказался сооснователь и гендиректор «Яндекса» Аркадий Волож. По его словам, единственное препятствие для развития телемедицины, скорее законодательное, потому что законы писались 10–15 лет назад, когда никто серьезно не думал об удалённом оказании медицинских услуг. «Сейчас то, что у любой бабушки есть телефон, представить себе 15 лет назад никто не мог. Просто в текущих законах нужно добавить несколько строчек: оказание услуг, телемедицина. Это простая вещь, но её надо сделать, она, естественно, займёт какоето время, потому что это законодательный процесс», — говорил он.

Напомним, согласно тексту законопроекта Минздрава, этот документ должен вступить в силу с января 2017 г.

При поддержке: Магазин пластиковой тары

Оригинал статьи: http://Comnews.ru